XV-XVI вв. Иcтоки.

До конца XV века ремесленники Андалусии изготавливали большие глиняные панно, которые потом покрывали разноцветной глазурью. После обжига эти панно разрезали на части и декорировали ими различные поверхности. Этот трудоемкий и долгий процесс был неудобен также тем, что требовал сопровождения мастера во время транспортировки до пункта назначения из-за ее высокой хрупкости. Возможно, именно поэтому на территории Португалии сохранилось не так много образцов плитки этого периода. Тем не менее, ее можно посмотреть в пригороде Лиссабона – Синтре, в королевском дворце (в капелле и в зале, где был схвачен дон Афонсу VI).
В XVI веке меняется способ изготовления азулежу, одно техническое нововведение привело к появлению того изразца, который мы видим и сегодня: квадратная плитка с гладкой полированной поверхностью, украшенной орнаментом или рисунком. Проблемой изготовления разрисованной плитки было то, что краски того времени были только на водной основе и смешивались как во время нанесения рисунка, так и во время обжига. Чтобы избежать этого смешивания стали использовать «барьер», сделанный из льняного масла и марганца, который отделял зону одного цвета от другого. На сырой глине, согласно эскизу будущего рисунка, делались небольшие борозды, которые и заполнялись этой масляной смесью. Такие борозды не позволяли краске разливаться по поверхности плитки.
Такая плитка большими количествами ввозилась в Португалию в XVI веке, ею облицовывали большие поверхности церквей и дворцов. Некоторые образцы плитки, изготовленной таким способом, наиболее известны, например, азулежу, украшающие патио дворца в Синтре. Эта плитка была заказана доном Мануэлом I, на каждой изображен символичный для того времени рисунок – армиллярная сфера.
В конце XVI века вновь изменилась технология изготовления азулежу. Благодаря появлению нового вида эмали и красителей стало возможно наносить рисунок непосредственно на «остекленную» поверхность. Эта новая техника получила название майолики. Она состоит в том, что на уже прошедшую обжиг плитку покрывают специальной эмалью, затем плитка снова отправляется в печь. После этого наносятся особые пигменты на основе металла (разные виды металла дают разные цвета: железо – красный, кобальт – синий, сурьма – желтый и т.д.) и снова ставят в печь, а ожидаемые цвета проявляются только после обработки очень высокими температурами. Вместе с этой привезенной из Италии техникой в искусство изразца пришли мотивы Возрождения.
С этих пор отвергалось все, что напоминало арабское искусство, в моду вошли итало-фламандские сюжеты. Из образцов этого периода выделяется облицовка капеллы Святого Роха (Sao Roque) в Лиссабоне, выполненная Франсишку де Матушем в 1584 году.
В конце века Португалия попала под зависимость от Испании, наступила «Эпоха трех Филиппов» (1580-1640). Не имея средств на покупку мрамора и других дорогостоящих материалов, изготовление витражей, португальские архитекторы стали широко использовать более дешевую технику украшения фасадов – азулежу. Так появились многочисленные отделанные плиткой здания XVI века.

XVII в. Барокко.

С XVII века полихромная плитка стала украшать стены и даже потолки церквей. Геометрический рисунок, составленный из множества изразцов, создавал новый декоративный эффект. До наших дней сохранились такие плитки в церкви Марвила в г. Сантарен. В конце XVII века под влиянием различных факторов вновь изменилась эстетика азулежу. Португальские мореплаватели, побывав на Востоке, привезли в Европу бело-голубой китайский фаянс, который быстро завоевал популярность и вошел в моду. С тех пор многоцветность португальского изразца сменилась монохромностью, основную часть плиток стали изготавливать в сине-голубых тонах на белом фоне.
Одновременно с этим Европу стала завоевывать культура барокко, которому было свойственно изображать жизнь в различных проявлениях, ловить определенные моменты. На азулежу в эту эпоху стали изображать людей, занятых какими-то делами, исторические сцены. Тщательно выписанные природные пейзажи представляют собой сцену, на которой разворачивается театр жизни.
Это происходит на фоне восстановления независимости от Испании (1640), появляется новая знать и аристократия, которая быстро начинает процветать и нуждается в прославлении. Дворцы начинают украшаться батальными и охотничьими сценами, а также сюжетами повседневной жизни. Многие из таких панно являются адаптрованными, немного измененными копиями модных французских гравюр.
Но больше всего барокко закрепилось в церквях и монастырях. На многочисленных панно изображались сцены из Ветхого и Нового завета, эпизоды из жизни святых. Серия панно могла представлять собой иллюстрированный рассказ о жизни святого. Церковь Сау Лоуренсу в Алмансиле, монастырь Лойуш в Аррайолуше являются яркими образцами азулежу этого периода.

XVIII в. Рококо и эпоха Помбала.

В середине XVIII века искусство португальского изразца подверглось влиянию стиля рококо. Исчезло чрезмерное декорирование прошлого столетия, утвердились четыре основных цвета. В 1764 году была основана фабрика по производству азулежу, значительным примером работы которой можно назвать отделку поместья Азулежуш в Лиссабоне.
В 1755 году произошло одно из страшнейших землетрясений за всю историю Европы. Его эпицентр находился в океане, в прибрежной зоне Лиссабона, поэтому от этой катастрофы больше всего пострадала португальская столица. Подземные толчки, а позже – пожары, разрушили весь район Байша. Однако, не только Лиссабон, но и другие прибрежные города пострадали от землетрясения, поэтому в середине века пришлось заново выстраивать значительную часть страны.
После землетрясения азулежу стали применять по-новому. Городу требовалось много материала для реконструкции, и маркиз Помбал (крупнейший государственный деятель при короле Жозе I) нашел, что изразец является достаточно дешевым, прочным и долговечным материалом для отделки домов, что спровоцировало огромный спрос на плитку. Таким образом, изразцы с простыми узорами стали украшать многие дома в лиссабонском районе Байша. Они стали одной из отличительных черт стиля, который, по имени маркиза Помбала, перестроившего город после землетрясения, стали называть стиль помбалино.
После землетрясения, затронувшего всю страну, и больше всего Лиссабон, на фасадах многих домов стали делать изображения святых, которые должны, по мнению жителей, сохранить их от катастроф. Такие изображения, выложенные изразцами, до сих пор можно увидеть на португальских домах.

XIX в. Новые влияния.

В XIX веке в Португалии начался политический и экономический кризис, в результате которого резко упали обороты производства, в том числе производства плитки. Французские вторжения, отделение Бразилии в самостоятельное государство и гражданская война 1832-1834 гг. привели к экономическому истощению страны, значительная часть гончарных мастерских была вынуждена закрыться, перестав отвечать потребительским запросам своих обычных клиентов.
В это время в Бразилии, куда азулежу в большом количестве попала в XVII веке, эту плитку стали использовать для облицовки фасадов. Изначально белыми изразцами покрывали фасады церквей, но позже эта тенденция распространилась и на обычные городские постройки, с той лишь разницей, что для них использовали раскрашенную плитку.
Португальцы, которые, разбогатев на бразильской земле, решили вернуться домой, привезли эту моду на родину. Так в XIX веке в Португалии появились «бразильские» дома. Фасады домов на севере страны (Порту, Авейру), а позднее на юге, покрывались плиткой, изготовленной на фабриках, которые после экономического спада вновь открылись около 1840-го года.
Одновременно с этой появилась другая тенденция, которая сочетала в себе эстетику романтизма и увлеченность масонской символикой. Признанным мастером такой манеры художественной облицовки стал Луиш Феррейра, более известный как «Феррейра даш Табулеташ» («Феррейра облицовщик»), который украсил фасады многих лиссабонских домов. При отделке частных домов мастер использовал не только традиционную (в т.ч. античную), но и масонскую символику.

XX век.

В первой половине ХХ века в искусстве азулежу доминировали исторические и фольклорные мотивы. Жорже Коласу (Jorge Colaco) стал наиболее заметным мастером этого течения, ему также принадлежат попытки применить технику масляной живописи при изготовлении азулежу.
С 1950-го года два других мастера – художник Жорже Баррадаш (Jorge Barradas) и архитектор Кейл ду Амарал (Keil do Amaral) стали интересоваться искусством изразца и внесли заметный вклад в его развитие. Поработав с бразильскими мастерами, они по-новому оценили потенциал этого облицовочного материала. Большое количество других художников и архитекторов также работали с азулежу, следует выделить Марию Кейл (Maria Keil). В 50-60-х гг. при строительстве лиссабонского метрополитена, ее пригласили для украшения холлов 19 станций. Такой объем работы даже позволил воскресить некоторые фабрики по производству плитки, которые к тому времени находились в застое.
Сегодня азулежу используется при облицовке и украшении разных государственных зданий – загсов, домов приюта и т.д. Рисунки придумываются художниками, которые работают при фабриках, массовое производство несколько упростило декоративные претензии города. Тем не менее, азулежу остается важнейшим искусством Пиренейского полуострова и, в частности, Португалии.